Доброволец Сергей «Ожог» Сараев

В ЛНР
В ЛНР Фото: Сергей Сараев
«Волгоградский репортер» продолжает серию интервью с добровольцами «Интербригад», которые поехали защищать независимость молодых республик. Ранее мы писали про гражданина Латвии, антифашисте Айо Бенесе. Сегодня наш герой – коренной житель Волгограда, нацбол Сергей Сараев.
Сергей – коренной волгоградец. Работает электриком. Про таких говорят – работяга-парень. Из обычной семьи. При этом интересуется политикой. В своё время участвовал в акции «Стратегия-31», сам левацких взглядов. По его собственному утверждению – марксист. Серьёзно увлекается страйкболом. С начала событий на юго-востоке бывшей Украины сразу понял, что пришло его время. Поехал по линии «Интербригад», которые были созданны партией «Другая Россия» в самом начале Русской Весны. Сейчас планирует свою вторую поездку в ЛНР. Там, оценив его боевые качества, ему предложили службу в элите вооруженных сил – военной разведке.

–Серег, ты поехал в Новороссию именно по линии «Интербригад» как это получилось?

Мне нужно было определиться с точным местом назначения. Я долго выбирал в какое подразделение к каким людям я поеду. Чтобы не там все решать, а знать заранее. В принципе всё просто: сел-приехал. 

– Ты стал нацболом именно в Новороссии?

Долгое время я был сочувствующим. Когда же началась война на Донбассе, именно нацболы заняли активную позицию. У меня сложилось впечатление, что именно они смелые и храбрые ребята, которые оправдывают возложенное на них доверие. Как я понял, интербригады отличаются тем, что новички сначала проходят т.н. курс молодого бойца и только потом боец участвует в чем-то серьезном.

Расскажи о своем первом боевом опыте. 

Мы прибыли на 32 блокпост, трасса Бахмутка там провели несколько недель в ожидании прорыва украинских войск. Нас, разведчиков, послали на усиление, так как людей просто катастрофически не хватает. Разведка не должна вообще-то заниматься такими делами как блокпосты или окопы, но деваться было некуда. И там уже от блокпоста мы ходили на укропские позиции, наблюдали за ними издалека. Ходили по лесам, обезвреживали мины, растяжки.
 
-Как проходит обычный день бойца Новороссии?

Встаём рано утром, группа выдвигается на позиции, не в самый тыл, а ближе к линии соприкосновения. Такой разведывательный рейд, он может длиться много часов и всё это время надо быть предельно внимательным, следить постоянно по сторонам. Не знаешь откуда может грозить опасность. Можно под обстрел попасть, могут с тыла обойти. Разведка это самое экстремальное дело на войне. Если повезет к вечеру возвращаемся в расположение отряда.

-Тебя пригласили именно в разведку ЛНР. 

Мы приехали в Луганск с несколькими добровольцами, один из них из Питера. По приезду нас сразу же начали тянуть в разные подразделения. Мне предлагали и в мотострелки, но из-за роста мне там было бы не удобно. Было предложение и минометчиком стать, но потом к нам подошел  начальник разведки и сказал, что в бригаде создаётся отдельный взвод разведки и после короткой беседы взял нас к себе. Что касается подготовки, то она, безусловно была, но наш командир считал что лучшая подготовка разведчика – в бою. Это не значит что тебя бросят в пекло, но надо понимать что основные боевые навыки появятся именно в бою. 

-Насколько я знаю, ты сейчас планируешь новую поездку в ЛНР?

Да, я снова собираюсь туда и пойду именно в разведку – это моё. 

Сергей - страйкболист. Полученные навыки ему очень пригодились на Донбассе.

-Сергей, а вот эта ситуация с убийством «Бэтмана». Как нам объясняют – это была вынужденная мера, так как с махновщиной надо заканчивать, нужно единоначалие. Что скажешь как человек знающий ситуацию изнутри?

В Луганске, в то время, пока я там находился, ситуация была сложной. Не было единоначалия, одновременно существовало несколько подразделений, полевых командиров. Новоприбывших сразу же предупреждали, что долго это не протянется. Нужно формировать вооруженные силы под единоначалием.  Из-за той ситуации, которая сложилась в Луганске, – очень много несогласованности и с этим надо заканчивать. Что касается «Бэтмана», то я ничего плохо о нём не слышал, это было обычное подразделение. И ликвидация его, конечно, вызвало много негодования среди простых ополченцев. Я считаю, что такие «спецоперации» больше идут на пользу врагам. Нам надо с укропами разобраться, а потом решать свои проблемы. 

Сейчас на основе батальона «Заря», где за независимость молодой республики воюют нацболы, формируется народная милиция Луганска.

И напоследок: что ты можешь посоветовать тем, кто едет в Новороссию в качестве добровольца?

В первую очередь надо понимать, что чем лучше новый боец экипирован, тем он привлекательней для командира. Такого сразу с руками оторвут. Постоянно не хватает всяких мелочей: компасов, биноклей. Очень сложная ситуация со связью.  Если вы приедете даже с обычной гражданской рацией, то это уже будет хорошо. 

Леонид Махиня.

Материал по теме: Айо Бенес вступил в армию ЛНР.

Комментарии (0)

    240x400