Рабы не мы?

В подобном доме жили ещё более десятка рабов
В подобном доме жили ещё более десятка рабов Фото: открытые источники
Волгоградские активисты сумели вытащить из рабства Евгения Морозова, который несколько месяцев провёл у «фермеров» в Ростовской области.
Многие наверняка слышали о существовании современного рабства. Когда произносят это слово, то у большинства в голове возникают ассоциации с историей древнего мира. Между тем, по данным международных организаций, сейчас в мире около 30 миллионов человек находится в состоянии самого настоящего рабства, ещё больше рабов в т. н. «пограничном состоянии», то есть когда официально они не рабы, а на деле их участь ничем не лучше первого случая. Печально, что международные организации относят Россию к одному из самых больших рынков рабовладения.

На одном из мероприятий по проблеме использования рабского труда глава Следственного комитета Александр Бастрыкин заявил, что в 2013 году в России было возбуждено около сотни подобных уголовных дел. Понятно, что официальная статистика - это всего лишь верхушка айсберга. На деле точные размеры рынка работорговли не могут оценить даже самые компетентные органы. Кто, думаете, в современной России может стать рабом? Опустившиеся элементы - проститутки, бомжи, страдающие алкогольной и наркотической зависимостью? К сожалению, нет. Рабом может стать каждый даже вполне благополучный человек. 

Таким рабом ХХI века стал и житель Краснооктябрьского района Волгограда 25-летний Евгений Морозов. 


Парень из вполне благополучной семьи, отец военный пенсионер. Высшее образование, по диплому специалист отдела кадров. Немного заикается (забегая вперёд, скажу, что после двух месяцев в рабстве состояние его только ухудшилось).
 
«Волгоградский репортёр» вместе с активистами местных националистических организаций и казаками поехали освобождать паренька из плена. Уже там выяснилось, что удерживали его и ещё около десятка человек «фермеры» - выходцы из Чечни. Выйти на след удалось благодаря его другу, который поднял тревогу, а родители написали заявление в полицию о пропаже. Позже они написали заявление и о похищении. 

Чтобы было понятно, что шансы бежать оттуда практически нулевые, особенно зимой, заметим, что село Свободное Заветинского района Ростовской области из рубрики «дальше только волки». Кругом одна степь. Рядом граница с Калмыкией. До ближайшего более-менее крупного села около 15 километров . Дорог нет. Участкового нет не только в Свободном, но даже в более крупном Федосеевском сельском поселении. На окраине села - кошары с овцами, где выходцы из Чечни и заставляли работать от рассвета до рассвета своих работников. Выходных и времени для сна практически не было - всё подчинялось графику животных . Многих били за малейший проступок.  Люди постоянно менялись: просто ночью их выводили из кошары и увозили в неизвестном направлении . Только один «сосед» Евгения продержался там три года, по его рассказам становится понятным, что село Свободное - своеобразная перевалочная база работорговцев, откуда людей развозят по всему югу России, в том числе в Дагестан и Чечню. 

Евгений Морозов оказался не из робкого десятка и пытался бежать: в мороз, через степь, пытался добраться до ближайшей трассы, рискуя погибнуть от холода. Его поймали. Тогда он умудрился от местного жителя позвонить своим друзьям и сообщить, где он находится. 

Само же освобождение прошло без проблем: две машины с крепкими казаками сделали свое дело . Правда, чуть раньше узнав, что его разыскивают, в село быстренько приехал полицейский и взял с него расписку, что тот находится якобы добровольно. Халатность или местечковые коррупционные связи? Причём активистам повезло, за несколько дней до их приезда в соседнем селе прошла чеченская свадьба с морем гостей. Неизвестно, чем бы закончилось освобождение Евгения, если бы активисты приехали чуть раньше.

Теперь немного о национальном составе Заветинского района: согласно данным популярного ресурса «Википедия», русских - 79%, доля чеченского населения составляет 12%, ещё есть аварцы, армяне и украинцы.

Мы, конечно же, не хотим обвинять определенные национальности в работорговле. Даже больше: в том, что в России ХХI века процветает рабство, виноваты и местные власти, погрязшие в коррупции, и местные полицейские-мздоимцы, за мелкий прайс закрывающие глаза на происходящее. И мы с вами, которые из-за страха, природной лени и пассивности не хотим взять инициативу в свои руки и стать гражданским обществом.
 
Рабы не мы?


Леонид Махиня. 

Комментарии (0)

    240x400